Алекс Джеймс: САМАЯ ЛЁГКАЯ РАБОТА В МИРЕ

Хорошие новости для страстно желающих стать бас-гитаристами: ссылаясь на Алекса Джеймса из британской нойс-поп группы Blur, играть на басу – это очень просто. По сути, игра самого Джеймса, в течение релиза пятого студийного альбома Blur [Blur, Virgin], приобретает, всё в большей степени, базисную форму. Несмотря на то, что альбом «Blur» звучит намного грязнее и плотнее, нежели предыдущие, более «британски»-звучащие работы группы, это, бесспорно, возвращение к корням, которое звучит вполне, ммм… довольно-таки… по-американски. По-прежнему, безошибочно угадываются основы звучания Blur: разножанровые мелодии. Тем не менее, всё в сегодняшних Blur определённо уживается с философией Джеймса о поп музыке вообще: сделайте это простым и незамороченным.

«Чтобы быть в поп-группе, тебе вообще ничего не нужно знать о музыке», предполагает Алекс. «Все лучшие песни написаны на трёх, четырёх аккордах и песню легко можно разучить в обеденный перерыв». Одно прослушивание альбома «Blur» подтверждает верность группы этому принципу. Начиная с панкушных «Song 2» и «Chinese Bombs», продолжая битло-подобной «Beetlebum» и заканчивая, вызывающей озноб, «Strange News From Another Star», Джеймс и его коллеги нуждаются только в пригоршне аккордов и нескольких басовых нотах для того, чтобы создать захватывающую рок-н-рольную атмосферу.

Подростком Алекс уже точно знал, что он хочет играть именно такой тип музыки. «Когда тебе 11», говорит он, «ты и все твои сверстники хотят быть футболистами, но затем, когда всем вам по 16, ты и все твои сверстники хотят быть в группе. Каждый из моего класса учился играть на том или ином инструменте, так что найти команду было не так уж сложно». Это как раз то, что Джеймс сделал, несмотря на то, что его первоначальное желание играть на клавишных рухнуло из-за непомерной стоимости инструмента. В конце концов, после достаточно долгого надоедания своим родителям, он всё-таки да получил четырёхструнный Каламбус (Columbus) («говёная копия Пресижн’а») в своё шестнадцатилетие. В середине восьмидесятых Алекс играл в группе называющейся Seymour, впоследствии сменившей название на Blur. группа попала в чарты в 1990 с песнями "She's So High" и "There's No Other Way," звучащими в ногу с популярными тогда представителями Манчестерского звучания, Happy Mondays и Stone Roses.

Затем последовала успешная Брит-поп трилогия Blur, состоящая из альбомов «Modern Life is Rubbish», «Parklife» [оба вышли на SBK/EMI], и альбом 1995 года «The Great Escape» [Virgin] {хм… а что насчет «Leisure»??? - Джеймс}. В текстах всех трёх альбомов выясняется, что же это такое, быть англичанином, а все басовые линии, как определил их Джеймс, сделаны в стиле «проще-лучше». Будь то евро-поповые «Girls & Boys» и "To the End" {To the End это евро-поп??? Я бы так ни сказал - Джеймс} или околопанкушные "Bank Holiday" (все с альбома Parklife) - линии Джеймса никогда не отбиваются от сердцевины песни. «Если ты начинаешь звучать суетливо, всё, ты упустил это», говорит он. «Я люблю играть повторяющиеся рифы время от времени, только потому, что что-то простое не означает чего-то скучного».

Спросите Алекса о тех, кто повлиял на его игру, и получите обычный шутливый ответ в его стиле: «Возможно, Стюарт Сатклифф (Stuart Sutcliffe) из Beatles”, подмигивает он. «Я думаю, басисты должны быть крутыми, и вообще не важно, умеют ли они играть». Джеймс не производит впечатления человека, проводящего много времени в размышлениях о своём инструменте, равно как и над изучением его теории. Он говорит, что просто берёт свой бас, включает любимые записи и, просто снимает их, нарабатывая технику по ходу дела. Со временем Алекс также обзавёлся некоторой музыкальной терминологией, несмотря на то, что его глубоким убеждением является то, что знать что-то по опыту намного важнее, чем знать официальные название этого. «Мы работали с духовой секцией», объясняет он, «и один из трубачей говорил о табуляции, однажды. Что бы он не имел в виду, в конечном счете, ты всё равно встречаешься с этим – разница только в том, что у них всему этому даны специальные названия».

Джеймс также проводит немного времени, заботясь о специфике своего оборудования. Когда мы спросили его на басу какой марки он играет, ему пришлось потолковать с одним парнем из персонала, обслуживающего турне. Выяснилось, что в настоящее время он подёргивает струны черного Ernie Ball Music Man Sting Ray, который он купил, узнав, что Бернард Эдвардс из группы Chic пользовался таким же. До этого он играл на Fender Precisions. «Я не люблю людей, влюбленных в свои инструменты», говорит он, «Это похоже на обсуждение стерео, вместо того, чтобы говорить о записи, понимаете? Ручка, это просто ручка, главное, что это то, чем ты пишешь». На протяжении уже многих лет Алекс пользуется одним и тем же «кабинетом», Ampeg SVT. Какой тип струн он предпочитает? Он не знает. Медиаторы? Понятия не имеет.

В то время как многие басисты тратят своё время, изучая всё, что только возможно о своём инструменте, Джеймс говорит, что всё, что вам нужно, это взять этот инструмент и просто начать играть на нём. «Мы не становимся бас-гитаристами из-за того, что хотим тяжёлой работы», он пожимает плечами. «Мы делаем это, потому что это самая легкая работа в мире».


Alex James: EASIEST JOB IN THE WORLD

Good news for aspiring bass players: According to Alex James of British noise-pop outfit Blur, playing bass is easy. In fact, up through the release of Blur's fifth album [Blur, Virgin], James's own playing has taken on an increasingly basic shape. Although Blur is much noisier and grittier than the band's previous more "British"-sounding albums, it's a distinctly back-to-the-roots offering that sounds quite, well ... American. Still, there's no mistaking Blur's elemental, genre-crossing melodies, which are solidly in line with James's philosophy of pop music in general: keep it simple and uncluttered.

"To be in a pop band, you don't have to know anything about music," Alex allows. "All the best songs have only three or four chords, and you can learn them in an afternoon." One listen to Blur confirms the band's adherence to this ethos. From the punk quickies "Song 2" and "Chinese Bombs" to the Beatle-like "Beetlebum" to the chilling "Strange News from Another Star," James and his bandmates require only a handful of chords--and a few choice bass note--to create exciting rock & roll.

As a teen, Alex knew he wanted to play this kind of music. "When you're 11," he says, "you and all your mates want to be footballers, but then when you're 16 you all want to be in a band. Everybody in my class was learning one instrument or another, so it was quite easy to join in." That's just what James did--although his initial desire to play keyboards was thwarted by excessive cost. Finally, after pestering his parents long enough, he scored a Columbus 4-string ("a shit Precision copy") for his 16th birthday. By the mid '80s, Alex was playing in a band called Seymour; after changing its name to Blur, the group hit the charts in 1990 with "She's So High" and "There's No Other Way," to songs very much in step with the then-current Manchester sound of such groups as Happy Mondays and Stone Roses.

Then came Blur's successful Brit-pop trilogy of Modern Life is Rubbish, Parklife [both on SBK/EMI], and 1995's The Great Escape [Virgin]{umm..what about Leisure??? --J}. All three albums explored lyrically what it's like to be English, and the bass lines are all defined by Alex's simple-is-best approach. Whether beneath the Euro-pop of "Girls & Boys" and "To the End" {To the End is Euro-pop??? I wouldn't say so--J} or the overt punk of "Bank Holiday" [all from Parklife], James's lines never stray from the core of the song. "If you start sounding busy, you've lost it," he says. "I do like to play repetitive riffs from time to time, but just because something is simple doesn't mean it's boring."

Ask Alex about his main bass influence, and you get a typically humourous answer. "Probably Stuart Sutcliffe of the Beatles," he winks. "I think bass players should be cool; it doesn't matter if they can play." James doesn't appear to have spent much time pondering the complexity of the instrument, or in honing his theory, either. He says he just took his bass, put on his favourite records, and learned to copy them, picking up techniques as he went along. Alex eventually gleaned some of music's terminology--although he's convinced knowing something intrinsically is much more important than knowing its formal labels. "We work with a brass section," he explains, "and one of the horn guys was talking about substitutions the other day. Whatever! Eventually, you find out it's stuff you know anyway--it's just that there are proper names for it all."

James also spends little time worrying about equipment specifics. When we asked him what kind of bass he plays, he had to check with one of the people in his road crew. It turns out he's currently fingering a black Ernie Ball Music Man StingRay, which he picked up once he found out Bernard Edwards of Chic used one. Previously, he'd been playing Fender Precisions. "I don't like people who are precious about their instruments," he says. "It's like talking about stereos instead of talking about records, you know? They're just Biro pens, and it's not the pen--it's what you write with it." Alex has had the same AmpegSVT rig for years. What kind of strings does he use? He doesn't know. Picks? No idea.

While many bassists spend their time learning all they can about their instrument, James says all you need to do is pick it up and play it. "We don't become bass players because we want to work hard," he shrugs. "We do it because it's the easiest job in the world."

[interview by: Marsh Gooch for Bass Player magazine, November 1997]

[интервьюирован Маршем Гучем для журнала Bass Player. Ноябрь 1997]
Перевод: Сущиков В.О. Март 2008