Алекс Джеймс: из творческого отпуска Blur

- 1998 – каким был этот год для вас?

- Он был очень странным, потому что у нас не было туров. Единственным выступлением был гиг в Гластонбэри, и он был ужасен. Майкл Эвис может отсосать у меня.


- И чем вы занимались в этом году?

- Да всякими безобразиями. Мне исполнилось 30 лет 21 ноября.


- А чем занимались остальные участники группы?

- Дэйв и я получили свои лицензии пилотов. Грэм выпустил свой альбом, а Дэймон часто появлялся в прессе. Дэймон и Мел Си, Дэймон и Шэзни… Я не могу это комментировать. Дэймон развлекается - вот все, что я могу сказать.


- Что случилось с вашими щеками?

- Я просто жирный ублюдок, что еще случилось? Мне 30. Это мой период Толстого Элвиса.


- «Fat Les» против «Three Liones» – вы участвуете в этом соревновании?

- Это проделки Кита Алена. «Vindaloo» – это было круто, ведь это означало, что мы получили билеты на Кубок Мира. «Playstation» использовали «Song 2» для своей игры «Кубок мира», и это тоже означало кучу билетов на игры.


- Когда выйдет новый альбом Blur? Ходят слухи, что вы занялись сочинением музыки в стиле техно-хоспел.

- Техно-хоспел мне подходит!


- А еще ходят слухи, что вы уходите от реальности.

- Неправда. Скорее от шума, а не от реальности. Уильям Орбит – гений. Серьезно, этот альбом был просто настоящим катарсисом для Дэймона. Я никогда не видел его таким счастливым.


- Хотите что-нибудь добавить?

- Да. Моя книга в этом году – «One People» Гая Кеннавэя. Мой фильм – «Моджо». Он о хулиганах и бандитах. Я вот размышляю об альбоме года, но 1998-й определенно был годом возвращений. Блонди заставила меня рыдать. А еще я скажу, что Робби Вильямс будет рыдать, когда услышит наш новый альбом!

Пол Эллиот, Q Magazine, февраль 1999 г. Перевод: Елена