Об альбоме 13 (Интервью с Дэймоном Албарном)

Спустя два года "Blur" возвращаются со своим новым альбомом "13" (надеемся, они выбрали такое название не потому, что альбом неудачный, а потому, что в нем 13 песен). Дэймон, Алекс, Грэм и Дэйв всегда были способны удивить. В конце 80-х они были всего лишь еще одной довольно скучной гаражной командой, созданной в колледже, а в 1993 году стали первооткрывателями стиля брит-поп со своим альбомом "Modern Life Is Rubbish" (который получил название из-за граффити на лондонском здании). Потом они записали еще более циничные альбомы (но при этом и более успешные), выступили в крестовый поход против группы "Oasis" и, наконец, объявили брит-поп - стиль, который сами же и открыли - мертвым. После недавней двухлетней паузы они, кажется, стали более зрелыми. Даже фронтмэн Дэймон Албарн выглядит более спокойным.

- Удивительно, что группа еще не распалась. Еще недавно казалось, что для "Blur" наступил конец, к тому же вы уже так давно в музыкальном бизнесе.

- На самом деле я рад, что "Blur" все еще вместе. Вы знаете, что в британской культуре происходят некоторые странные изменения. Кто-то выживает, кто-то уходит. Возможно, именно по этой причине мне так нравится Курт Вейлл [композитор, 1900-1950]. Он - оставшийся в живых, такой же, как и мы.

- Некоторое время назад вы были почти политической группой, я имею в виду такие песни, как "Charmless Man" и т.п.

- Просто я был настолько наивен, что полагал, будто достаточно сменить правительство. Я высмеял людей из правительства, а затем понял, что даже если мы избавимся от них, на их место придут точно такие же парни.

- Думаете, ваши слушатели понимали то, что вы хотели им сказать?

- На самом деле, нет. Не думаю, что каждый способен понять иронию. Я очень сомневаюсь в этом. "Modern Life Is Rubbish" [1993] и "Parklife" [1994] были очень сердитыми альбомами. "The Great Escape" [1995] был довольно циничным альбомом: казалось, что все летит в тартарары, и я был циничным, слишком циничным.

- Многие великие музыканты были циничными, например, Боб Дилан или Лу Рид…

- Это так, но быть циничным - недостаточно. Музыка - это твое самовыражение, она должна идти из самого сердца. Мне потребовалось много времени, чтобы понять это.

- Вам повезло: многие группы не имеют такой творческой свободы, как у вас. Но ваша рекорд-компания, кажется, не вмешивается в ваше творчество?

- Да, нам повезло, и люди в EMI - именно такие. Мы работали с ними с самого начала нашей карьеры, и у нас хорошие отношения, мы почти друзья. Они знают, что мы плохого не натворим.

- Так как вы изобрели брит-поп и потом объявили его мертвым, у вас никогда не было ощущения, что он может возвратиться, словно призрак?

- Было, точно. Все начиналось прекрасно, самое худшее случилось потом. Мне до сих пор грустно, когда я думаю об "Oasis". Что же, спрашивается, они делали? Они использовали наши идеи!

- Какое-то время вы по-настоящему воевали с Лиамом и Ноэлем…

- За альбом "Parklife" мы получили четыре награды Brit Awards, и мы сказали, что хотели бы разделить награду за лучшую группу с "Oasis". Наверное, именно это снесло им башню, и они вышли из-под контроля. Они были такими грубыми и непредсказуемыми, и вся страна следила за каждым их словом.

- Что вы думаете об "Oasis"?

- Я думаю, что Лиам - фантастический вокалист! Все говорят, что он ужасный человек, но, по-моему, Ноэл - еще хуже. Не хочу больше говорить о них. То, что произошло, было действительно плохо и губительно. Уж лучше их просто игнорировать! Они никогда не знали, когда пора остановиться, и всегда хотели быть на самом верху.

- Ваш новый альбом - это определенно не брит-поп.

- Мы оставили брит-поп позади еще с нашим предыдущим альбомом ["Blur", 1997, альбом номер один в Великобритании]. На новом альбоме это еще более очевидно.

- Так что же вдохновляло вас при создании "13"?

- Ну, в основном, я просто был несчастен. Переживал разрыв. Был в депрессии… Мне необходимо было чем-то заняться. Запись альбома стала настоящим облегчением. Не знаю, что со мной случилось бы, если бы я не начал работать.

- Вы говорите о разрыве с Джастин из группы "Elastica"?

- Мы были вместе восемь лет. Восемь лет - большой срок, очень большой срок. Особенно, если отношения такие же публичные, какими они были у нас. У меня был такой период, когда я думал, что мне необходимо как-то оправдать свои чувства, все, что я вкладывал в эти отношения. Если вы музыкант, то музыка - это и есть выход ваших эмоций.

- Вам не трудно говорить об этом?

- Трудно, но вы же знаете английскую прессу; о нас ходило уже столько всяких слухов… Я думал, что лучше будет взять быка за рога, понимаете, просто взять и рассказать обо всем. Можно сказать, что я вышел с поднятыми руками и надеялся, что в меня не будут стрелять.

- Вы можете подтвердить, что "13" демонстрирует новое музыкальное направление "Blur"?

- Нет, каждый альбом - это что-то вроде моментального снимка. Он характеризует только один определенный момент. То, что мы чувствуем и думаем в это самое время, не больше и не меньше.

- Как бы вы описали свой новый подход к музыке?

- Нечто более легкое, более естественное, менее искусственное, и уже не настолько типично британское.

NYRock, март 1999 г. Перевод: Елена